05 июля
Шым - Интервью
«Гопники? А в Ростове это называлось «нормальные пацаны»

Самый непродуктивный участник группы Каста - Шым дал интервью порталу «Нация». Интервью получилось большим и интересным. Поговорили о Басте, корпоративах, гопниках и о том, кто в Касте является поэтом. Мы выбрали самые интересные отрывки оттуда, а полный текст интервью можете прочитать здесь.

О Касте, если бы не сложилось с музыкой.

Я бы точно работал на себя, был бы предпринимателем. Глядя на то, как прожили мои родители, как сегодня наемные люди работают, уверен, я бы так точно не смог. До последнего бы пытался делать что-то свое. Я технарь, и, конечно, это было бы что-то инженерное, какой-то IT-бизнес. Программный код пилил бы. Со Змеем все ясно — у него бы была автомойка или автосервис. Он не раз порывался открыть. Человек помешан на тачках. Да он еще это сделает, я чувствую. Влад был бы экономистом, он очень увлеченно учился на экономиста. Про Хамиля вам никто ничего не скажет. Это совершенно непредсказуемый человек. Он может все.

Об отличии Ростовского рэпа от остальных.

Умение материться, правильно использовать мат в рэпе — это, конечно, наше. Если матернулись не к месту — скорее всего не из Ростова. Ну, вот строчка: «Да, это на… так». Что? «Это на… так»? Кто вам сказал? Нет, это совсем не так. Или «вы клевые черти». Какие «клевые черти»? Что за безвкусица. Не знаю, нам всегда это странно было. Только в Ростове мат звучит гармонично и естественно.

О том, как одевались рэперы в 90-х.

Сейчас будет история про штаны. На самом деле про Kangol. Ну, помнишь, в 90-е верхом крутости была кепка Kangol. Денег стоила безумных. Да просто было не купить. Разве что разжился, с кого-то сняв. Но это была не наша история. А Kangol дико хотелось, я помню. И вот приезжаем мы в Волгоград. И что мы видим? Вся рэп-тусовка упакована нереально: в крутейших канголах, причем разных цветов. «Блин, пацаны, круто! Где взяли?» Но как-то пацаны мнутся, уходят от ответа. После концерта приезжает чувак и дарит — внимание! — нам всем по канголу. Вообще нереально! Рассматриваем их — отличный добротный Kangol, только что-то дико напоминает. Пацаны уже ржать начинают: не понимаете, что это? Оказывается, это были советские валяные «бабушкины береты», они их так намастачились переделывать — не подкопаешься. Несколько строчек на машинке, чуть подпарить — и готово. В общем, отлично упаковались в Волгограде.

О широких штанах.

Пересекались с бандюками, конечно. Ну, там же все просто: либо ты лох, либо нормальный пацан. Мы были нормальными пацанами, адекватно базарили. Было о чем поговорить. Негатива не осталось. А вообще удивительно, что из «Касты» никто не вляпался ни в какую историю, все же мы были уличными парнями. Из тусовки ведь много полегло и село. Нас как-то пронесло, мозги всегда на месте оставались.
За широкие штаны не прилетало. Но это просто потому, что Ростов — многонациональный город. Здесь такого организованного движения скинов, как в том же Питере, просто не могло бы быть. Понимаешь, почему. Тут бы скинов наши южные друзья количеством задавили. Без шансов. В общем, в этом смысле мы были непуганые. А еще когда с ребятами из других городов общались, нас всегда поражал вопрос про гопников. «Ну че, щимят вас гопники?» Что за гопники? Кто такие? Потом мы поняли, что видимо, это мы  и были ростовскими гопниками. Не знаю, у нас это называлось «нормальный пацан». Короче, мы ничего не знали о них. В Ростове нет никаких  гопников.

О Басте.

Нехорошие излишества были. Вася себе не отказывал, но это было не главное. Просто Влади и Вася — это два ярко выраженных лидера, тесно им было вместе. Вася мог продинамить, но он был хорош. Просто это не командный парень вообще. Все старые истории мы давно закрыли. Мы не часто видимся, но пересекаемся на больших московских концертах. Все нормально. И я знаю, что Влад и Вася в Москве даже семьями встречаются. Я рад, что у него сейчас все получилось. Я помню, когда мы уже развернулись, писали биографию «Касты». И я написал, что с нами был такой Баста Хрю. И скоро все о нем обязательно заговорят. Это был год 2005-й, а засиял Вася в 2008-м. Ну, просто потому, что человек такого таланта, не молчал бы. Я когда вспоминаю наши тусовки, он, конечно, бесподобный был. Он всегда садился во главе стола и начинал травить байки. Крутан, что тут скажешь.

О воспитании детей.

А вот воспитание — это индивидуально. Когда мы говорим с парнями о воспитании, они не очень меня понимают.
Мне важно не превращаться в назидательного и вечно нудящего родителя. Мы с женой нашли способ (не знаю, широко он известен, или это наш лайфхак): мы решили не воспитывать ребенка. Просто погрузить в атмосферу полного приятия. Дочке сейчас 9 лет, и я не помню, чтобы нам приходилось понукать, шпынять или наказывать. Это такой прикол. Когда появляется ребенок, можно представить себе, что он инопланетянин. Каким-то поворотом судьбы попал к вам в семью. Если так представить, все сразу становится на свои места: его плач — это тоска по той планете. Ты пытаешься убедить его, что он не один, что мир этот тоже неплох. Сразу отпадает кормление по графику и другие принудительные практики. Просто живете в унисон. Мне так жаль, когда в самолете, знаешь, ребенок маленький начинает плакать, и мать начинает шипеть — закачивает его, и вот это «ш-ш-ш-ш-ш-ш». Шипящие матери — это ужас. Ребенок просто хочет есть, ему нужна грудь, а не шипение. 
Не знаю, может, я так рассуждаю, потому что это девочка, а с мальчиком было бы иначе. Ну, я надеюсь мы еще успеем попробовать.

О самоцензуре.

Иногда хочется что-то сказать, но думаешь: ну его на фиг, лучше не связываться. Я на время вообще перестал писать в твиттер. Не то, что там страх какой-то, просто очевидно стало, что люди вообще не понимают, что сейчас происходит. Сыплют тебе в обратку какую-то ватную чушь. Вернусь к твиттеру осенью, когда соотечественники поймут, наконец, куда мы идем и насколько мы все стали беднее. За какой-то год. Мы с пацанами моими несколько раз обсуждали острополитическую песню. Но пока то, что мы пишем — это сатира на нашу веселую злободневность. 

О поэтах.

Я долгое время сопротивлялся, когда меня называли поэтом. Это Пушкин и Ходасевич — поэты. А я — рэпер, Шым из Касты. Но, как бы там ни было, правильно зарифмованный текст весомее и значительней прозы. Проза что? Сказал и прошло. А стихи будто добавляют значимости сказанному, фиксируют навсегда.

Он такой геометричный, так клево переводит одно измерение в другое. Это может делать только настоящий поэт. А ты знаешь, в «Касте» есть один настоящий поэт. Это Хамиль. Он это делает совершенно иначе. У него стихи приходят вспышками. Вот у меня совсем иначе: у меня четкие линии. Иногда они ошибочные, мне приходится перечерчивать. Подожди. Вот сейчас он мне прислал. Это еще грязное, но мне жутко нравится: «Медленный танец фигур./ Шарканье мягких подошв,/ Ноты тихонько плывут, рождая в воздухе немую дрожь (это с учетом музыки пишется, там свой ритмический рисунок)/ На кончике звездной иглы вращается огромный зал,/ Тени двигают свои углы по контуру юного лица».

Иногда смотрю на Хамиля и думаю: вот как он это делает? Влад — он инженер слова, он собирает безупречные машинки из слов, концепт-кары. Он изобретатель. Змей — мастер плести кружева и узоры. И сейчас он делает уже такие штуки, не просто звуки обыгрывает, как «на Нахаловке на нахала пахал пахан мой, в аллаха не верил, ахал, не бухал он. Чихал на чепуху, чебухам в ухо бил, обухом в дыхало хамам».

О форматах.

Я когда наш путь вспоминаю, это был, конечно, трындец. Во-первых, вот это страшное слово «формат». Нужно было угодить радиостанции, телеканалу. Мы не писали под формат, и от этого количество шансов уменьшалось. Потом нужно было постоянно светиться, участвовать во всей этой телевизионной буче. На премии MTV или МУЗ-ТВ, точно не помню, это было. Нас номинировали  в категории «Хип-хоп» с видео на песню «Сестра». Ничего нам тогда не дали. И клип, и песня тяжелые, но когда показывали заявочные ролики номинантов, вся эта голимая поп-тусовка просто взорвалась аплодисментами. Это было жутко приятно. Короче, все тогда носились с наградами, форматами и прочей ерундой. А сейчас этого вообще никому не нужно. Ростовский рэпер Пика тому подтверждение. Он из тусовки брейкдансеров.  Это объясняет его легкий подход к текстам. Там главное какие-то отдельные слова и ритмы. Он трогает точечно какие-то темы и выдает супервирусняки. Так что путь от написания текста до миллиона просмотров кратчайший.

Шым - рэп-исполнитель из Ростова-на-Дону, участник группы Каста.

Читайте также