11 июля
Charusha, Скриптонит - Интервью
Интервью по поводу выхода нового клипа

Портал «Афиша» опубликовал новый клип Чаруши, в котором сыграл главную роль Скриптонит. А вместе с видео подоспело новое интервью с артистами. Мы публикуем для вас самые интересные отрывки оттуда.

О появлении на «Газгольдере».

Скриптонит: Как я сюда попал, в основном все знают. Я уже устал об этом рассказывать (Скриптонит снял и выложил в интернет клип «Выбор без вариантов», после которого его заметил «Газгольдер» и предложил сотрудничество. — Прим. ред.).

Чаруша: Я сняла клип на песню «Шестнадцать». Я тогда подумала, что надоело быть андеграундом, — и решила снять максимально попсовый клип.

О Басте.

Чаруша: Баста с Колей. Они потратили на общение со мной несколько часов. Удивило, что, когда Баста с тобой разговаривает, ты ему правда интересен — мне казалось, что людям такого масштаба необязательно затрачивать себя эмоционально, когда ты с кем-то общаешься. Они сказали мне, что больше всего им нравится «Космос». Это меня еще больше удивило, потому что я привыкла, что его все ругают.

Скриптонит: Я не раз говорил, что для меня ключевым стал телефонный разговор с Бастой. Когда Вася позвонил и начал со мной разговаривать, то он это делал абсолютно на том же языке, как и все люди, с которыми я привык общаться. И все, с тех пор я здесь. Мы даже контракт подписали только через полгода после начала работы.

О новом клипе.

Скриптонит: Я мерз, пил и нервничал. Я должен был играть человека, пытавшегося утопиться. И попавшего в сансару.

Чаруша: Мы снимали в Крыму в декабре, где из-за высокой влажности даже при 0 градусов очень холодно. Мы снимали в «Угольке» сцену с ванной, где была абсолютно холодная вода. И мы доснимали последнюю сцену буквально месяц назад, когда в Москве вдруг опять стало холодно. По-моему, это здорово, потому что есть в этом ощущение того, что ты преодолеваешь себя. Мне нравится, как Адиль выглядит в кадре. Мне нравится его пластика, то что он такой тонкий, что он темный. Что есть своя магия в физике того, как он двигается. Это история о том, как сознание попадает в лимб. В реальности человек находится в ванной, а его сознание проделывает путь, но в конечном итоге все остаются живы и счастливы.

О сложностях музыкантов.

Скриптонит: Для меня — записываться. Механические процессы меня сильно бесят. Я сейчас не хочу записываться, зато мне нравится редактировать музыку. Резать голоса, все это обрабатывать, сводить. То, чем должны инженеры и звукорежиссеры заниматься вообще-то, — я все это очень люблю.

Чаруша: Самое сложное, что компьютер тормозит. Я вчера редактирую трек и понимаю, что когда добавляешь в Logic 56-ю дорожку аудио, он говорит — у тебя не хватает ресурса. А ты говоришь: «Сука, работай». Он такой: «Нет».

О слушателях.

Скриптонит: Сейчас слушатель живет с мыслью, что артист ему всегда обязан. Да, есть и такие артисты. Но если ты занимался бы музыкой вне зависимости от того, принимали они тебя или нет, то почему ты должен быть от них зависимым? Я считаю, ничего меня к этому не обязывает. И не нужно прогибаться под эту, грубо говоря, пидорасню. Потому что это свинство — им нравится перемывать тебе кости, гниль о тебе находить какую-то. Какого … [черта]? Я не могу этого понять.

Чаруша: Поток негатива, который обрушился после «Космоса», меня немножко раскоординировал. В кино ведь ты не несешь ответственность в одиночку, потому что над фильмом работают десятки людей. В общем, я действительно не была к такому готова. Но я очень благодарна этому эпизоду, потому что у меня тогда захлопнулось очень правильное забрало.

О правилах в музыке.

Чаруша: Ничего никогда не меняется. Либо ты одарен, у тебя есть нечто, в чем есть энергия. Либо нет. Можно привлечь всех продюсеров мира и ничего не получить. Вопрос искренности и энергии решает. Есть проекты, в которые просто вкладывают бабло, и они за счет этого катятся. Ни Адиль, ни я не из этой категории. У Адиля просто больше доказательств того, что это работает. У меня пока меньше.

Скриптонит: Это победы на другом поле. Для музыканта это не должно быть важным. Правила игры — да нет никакой игры. Есть ты, есть музыка, есть слушатель. Есть «нравится», есть «не нравится».

Полный текст интервью читайте здесь.

Связанные новости
Читайте также