06 июля
Брутто Каспийский - Интервью
«В середине 90-х рэп был другой. Тогда все делали рэп для рэпа»

Через неделю выходит сольный альбом одного из участников группы Каспийский Груз «the Брутто». В связи с этим событием портал the-flow.ru встретился с артистом, послушал альбом и взял большое интервью у Брутто. Самые интересные отрывки мы публикуем здесь.

О решении написать сольный альбом.

Это произошло где-то полгода назад. Мы с ВесЪ’ом рассуждали, каким должен быть следующий альбом, и ни к чему не пришли. Светлая мысль, как водится, пришла после сна. Я подумал: можно продолжить гнуть нашу тему с разделением релиза на две части, как на прошлой пластинке "Сторона А / Сторона Б". "the Брутто" и "the ВесЪ" — те же две части, но разросшиеся до сольных альбомов. У меня это будут темы, в которых нет места ВесЪ’у, как бы это ни прозвучало. Это будут либо личные истории, либо сюжеты, которые я сам раскрою от и до. У него так же накопились темы, которые он хочет полностью раскрыть.

О разговоре с Влади.

Когда мне пришла эта идея, я поделился ею с Влади. Он спросил: "А зачем вам это нужно?" Я, мол, так и так, хочется побольше раскрыть каждого из нас, тем самым сделав что-то новое. Таким образом в довесок к сюжетам Каспийского Груза, где постоянно герои-герои-герои, придёт и существенный довесок личной информации. Я привёл ему в пример успешный альбом группы Outkast, когда они под одной обложкой выпустили два сольника. Влади мне сразу резонно ответил: "Ну и они распиздярили свою группу". У нас такой цели нет, мы просто отошли от собственных стандартов. 

Об отсутствии ВесЪа на концертах.

У него было нарушение миграционного режима. Причем не по его вине, а из-за ошибки, допущенной московским ФМС. При въезде в страну после очередного концерта мы регистрировались, и его просто забыли внести в базу. При следующем выезде за рубеж — это был Минск, 8 мая — его забрали прямо с трапа самолета. Мы с нашим концертным директором Марком в шоке бегаем по аэропорту. А Шереметьево же настолько огромный, что при переходе из одного терминала в другой на указателях прямо пишут: "Пешком идти 20 минут". Плюс нам никто не спешил сообщать причину, по которой его забрали. Его держали в комнате порядка шести часов, он даже поссать не мог отойти. Как назло, у него села зарядка телефона. Единственное, что нам удалось сделать, это передать ему зарядку, чтобы он вообще нам отзвонился и объяснил, в чем дело. Мы бегали и к полиции, и к таможенникам. В итоге его все равно выдворили из страны. Хоть на руках и были все необходимые бумажки, но в базе его не было. Дальше шла очень длительная волокита. Мы пытались это решить и законными, и незаконными методами, и с адвокатом решить. Мы не могли объявить об этом, чтобы не возникло каких-то недопониманий, чтобы концерты не начали отменяться. Мы находили новые варианты решения ситуации, и нам говорили: "Через месяц он будет". И так каждый месяц. Всё тянулось до Нового года — а уже 16 января решилось законно.

О сольном альбоме ВесЪа.

Прослушав его треки, я понял, что, видимо, у Каспийского Груза есть какие-то рамки, которые его ограничивали. Он раньше этого всего не выдавал. У него речитативная подача стала другой. Если я придерживаюсь такого мнения, что в песне должна быть тема, логическое продолжение и финальная мораль, то у ВесЪ’а этого правила нет. У него есть какие-то свои правила, которые так сразу и не получится понять. Даже я, учитывая насколько хорошо его знаю, не смог с наскока считать, что он хотел донести. Это как с фильмами Дэвида Линча. Их смотришь впервые и не понимаешь, в чём тут соль. А потом прослушал во второй, третий раз — и "А! Вот оно как! Ох ты ж нихуя!" И вот это "нихуя" присутствует у него в каждой песне. Его альбом — это, можно сказать, лютый андеграунд. Если у меня и есть мейнстрим-моменты на сольнике, то у него всё совсем другое.

Об автотюне.

Основную помощь с автотюном и тем, как работать по вокалу, мне предоставили два супермузыкальных человека: это C4 из Адвайты и Kidd. Это были жесточайшие три дня в Екатеринбурге. Я полетел туда снимать клипы, а до этого отправил им демки песен, в которых сам пытался работать с автотюном. И Тёма C4 мне пишет: "Чувак, это просто говно! (смеется) Всё не туда!". Говорю: "Будете ставить мне голос". И вот мы втроём работали так: я стою в будке, а они буквально диктуют, как надо петь. Они меня научили тем вещам, которые отныне всегда в невидимом рюкзачке у меня за спиной. У Kidd большое будущее, уверен.

Об обложке альбома.

Ещё месяц назад я даже не догадывался, какой она будет. Я поехал домой к маме, в Баку, и мы стали смотреть мои старые фотки. Нашел кучу детских фотокарточек, которые были даже не в альбоме, а так просто пачкой валялись. Есть такая штука, что я ненавижу фотографироваться. У меня есть супердетские фотографии, где я еще не понимал, что меня фотографируют. Потом — огромный провал, из института пять фотографий, опять огромный провал, ну и сейчас уже фотки вынужденные. Зато есть фотографии, которые остались с документов, скажем, с военного билета или пропуска в спортивную секцию. Знаешь, как бывает: одну ты отрезал, а остальные три бросил в коробку. В ней я и нашёл вот эти фотки. Последняя уже, где я с бородой, это с американской визы. Тогда-то меня и осенило: треклист будет таким, чтобы сначала шли песни от молодого меня — и к концу уже от более зрелого. Более того, я сделал так, что по ходу альбома прослеживается еще и технический прогресс в самой музыке и обработке звука. Весь автотюн и все накрутки собраны в финале, а начинаю я альбом с самого технически простого минуса.

Плюс я не знаю, как ты слушаешь песни, а я ставлю альбом в плеер на компьютере — и просто смотрю на плеер. И вот если на этом плеере будет моя обложка, где будут разновозрастные четыре меня, с разной прической и разной грустью и знанием в глазах, то это будет круто. Буду сидеть и смотреть на скачки в моей же жизни.

О совместной работе с Трофимом.

Мы долго её делали с FD Vadim. Я сначала написал свой текст, держа в голове припев, который хочу срезать. Потом FD Vadim сделал бит. Мы всё это шикарно свели — и уже потом отправили песню Трофиму. Первое время он не отвечал — гастроли, корпоративы и так далее. А когда он уже смог послушать, нам его менеджер передала, что песня очень понравилась: "Берите себе её на альбом. Выпускайте. Мы подпишем все бумажки, что вы имеете права на использование припева". Мне это очень польстило. Ведь я понимаю, что если мою собственную песню переделают, уведут её куда-то в сторону, то я дам согласие лишь в том случае, когда это будет сделано талантливо и красиво.

О не сделанном кавере на песню Цоя.

Раскрою тебе секрет: у меня есть заготовка на песню Цоя "Апрель", но я сделал её хреново. Там идёт его припев длиннющий, мой большой куплет и потом вновь припев Цоя. Она атмосферная, но я её реально не вывез. Не смог. Это настолько крутая песня, и настолько простецкий у меня текст получился по отношению к его словам. Песня ведь ещё и библейского характера. Я просто держу её в архиве и никогда не выпущу.

Об артистах, с которыми не записались.

В 2014 году мы предлагали Басте поучаствовать в песне "Доедешь-пиши". Мы передали демку. Ответ последовал: "Нет". Может, он был в тот момент больше занят собой. Либо просто не цепануло. Баста — крутой чувак. Больше всего мне нравятся у него проекты N1NT3ND0 и Ноггано, мне кажется, там всё намного сложнее написано. Там порой такие истории, такие хитросплетения! Я иногда слушаю, как он начинает тему, разгоняет её, и сижу думаю: "Блядь, да как же ты это написал? Сколько ты это писал?" Помнишь его песню "Армия"? Мне её впервые поставили буквально месяц-два назад — и я просто охуел. Мне очень хочется поработать с Влади. Интересно было бы со Скриптонитом. На данный момент это, наверное, и всё.

О букинг-агенстве NVN.

Сейчас это такая la familia, междусобойчик. Мы делимся с ними опытом своим, зачастую горьким, ну и работаем вместе. Мне, например, понадобилась для песни "Guantanamera" гитара — я поехал к Гансэлло, он прописал. Мне с ними дико комфортно. Плюс талант этих ребят нам виден, этого пока достаточно.

Это пока не бизнес-история. У нас всё же больше "общак". Маленький процент денег с концертов откладывается в него и дальше тратится на их же клипы, на репетиции с лайв-бендом, на шмотки, на аренду репетиционных точек, на что угодно. Изначально цели этим зарабатывать не было. Да и сейчас сумасшедших дивидендов с этого никто не ждёт. У концертного директора есть база контактов, и мы этим самым помогаем этим ребятам, чьими фанатами мы же и являемся. Сейчас наш "общак" в минусе. Но зарабатывать этим я бы не отказался (смеется).

О корпоративах.

За всё время существования у нас было всего три корпоратива. Был первый, когда мы посидели-подумали, поняли, что ничего об этом не знаем, и решили попробовать. Даже после огромных концертов мы волновались на таком формате. Как это будет? Надо ли поздравлять со сцены именинницу? (смеется) В эмоциональном плане нам не очень понравилось и мы на долгое время от корпоративов отказались. Потом лишь дважды согласились, но не на дни рождения, а на корпоративы компаний. Нам прямо позвонили и объяснили: "У нашей компании есть молодой состав и пожилой состав. Взрослые взяли группу Непара, а молодежь хочет вас". Курьезных случаев я и не назову особо. Разве что, когда под твою серьезную песню в зале нелепо танцует директор IT-отдела в очках и трясет жирным пузом. Но я знаю истории, когда люди на днях рождения в честь одиннадцатилетия выступали. 

Полный текст интервью читайте здесь.

Читайте также